Category: история

Мальта, Мальтийское управление по туризму

Расписание исторических парадов In Guardia в форте Сент Эльмо в апреле



Мальтийское управление по туризму продолжает костюмированные исторические парады In Guardia в форте Сент Эльмо. Ближайшие даты мероприятия – 8, 15, 22 и 29 апреля. Красочная церемония периода расцвета Ордена св. Иоанна состоит из парада, смены караула, выставления часовых, оглашения приказов, упражнений с мушкетами, учебных стрельб, торжественного выноса гербов и знамен. По окончании – фотосессия со всеми желающими! Это отличное мероприятие для посещения всей семьей!
Подробности и расписание – здесь.
Мальта, Мальтийское управление по туризму

"Русский след" на Мальте: расследование



Ведущий программы "Маршрут построен" Евгений Кривцов в поисках "русского следа" на Мальте. Побывайте вместе с ним в гостях у знаменитого мальтийского аристократа, узнайте историю мальтийского креста на российском флаге, посетите остров Гозо и древнюю столицу Мальты – Мдину!
Узнать больше о Мальте – здесь.

Три мальтийских «кита»: история трех городов


Валлетта. Фото: viewingmalta.com

Пригородная зона Валлетты – столицы Мальтийского архипелага весьма интересна для экскурсий в любое время года. Здесь находятся Три города – Коспикуа, Витториоза и Сенглея, связанные общей линией укрепления Коттонера. Они дают интереснейшую возможность глубже узнать Мальту и ее историю как морского государства. Эти три города имеют полное право претендовать на звание колыбели мальтийской истории, поскольку они послужили в свое время и домом и крепостью практически для всех, кто селился на островах.


Фото: viewingmalta.com


Коспикуа (Бормла) – город в Большой гавани, окруженный двойными укреплениями с моря. Он крупнейший из Трех городов в пригороде Валлетты, с населением 5658 жителей.
Коспикуа был населен еще в неолитические времена. До XVIII века город носил название Бормла. Это имя часто используют и сегодня. Фортификационные стены, защищающие город и его соседей, Витториозу и Сенглея, построены мальтийскими рыцарями. Строительство началось в 1638 году и продолжалось долгих 70 лет. В 1722 году Великий Магистр Марк-Антонио Дзондадари провозгласил Бормлу городом и из-за его неприступных бастионов нарек его «Читта Коспикуа – Видный город».
Морские сооружения на этом месте появились при финикийцах в 600 году до н.э. В 1776 году рыцари начали строить верфь, сыгравшую важнейшую роль в развитии города. Особенно значимой была ее роль в Крымскую и Первую мировую войны. Сейчас появились планы трансформировать зону верфи в коммерческий и туристический центр.
Еще Коспикуа известен как Город непорочного зачатия, поскольку его покровителем является Дева Мария. Ежегодно 8 декабря здесь проходит знаменитая феста в честь Непорочного зачатия. Город также славится своим празднованием Великой Пятницы, которое началось в XVIII веке. Сегодня оно привлекает в Коспикуа толпы туристов.


Фото: viewingmalta.com


Витториоза (Биргу) – город победы – является одним из древнейших поселений на Мальте. Древний город Биргу переименовали в Витториозу в честь победы в Великой осаде 1565 года. Расположенный на полуострове на южной стороне Большой гавани, этот город и сегодня сохранил свой исторический облик: от узких улочек до архитектурного убранства. Прекрасно сохранился исторический центр Витториозы, окружающий главную площадь, где проживало большинство рыцарей Ордена Святого Иоанна. До возникновения Валлетты главным рыцарским городом считался Биргу.
Уже в 1374 году в Витториозе, тогда еще Биргу, были доки, где строили галеры. В 1501 году была построена большая верфь. Позднее рыцари Ордена Святого Иоанна построили еще одну верфь, лучшую на тот момент в Средиземноморье. Витториоза всегда славился своими ремесленниками и мастерами, передававшими свои знания и опыт другим поколениям.
Рыцари прибыли в Витториозу в 1530 году и сделали город своей столицей. Именно он стал ареной самой тяжелой и долгой битвы в истории Мальты – Великой осады, сражении между Оттоманской империей и рыцарями под предводительством Великого Магистра де Ла Валлетта.
В город ведут трое ворот: Выдвинутые (или же Передовые) ворота, Засадные и Главные ворота, связанные друг с другом мостами.  Дополняют укрепления два классических бастиона: Святого Иоанна и Святого Джеймса, каждый со своим кавальером (башней). Со стороны моря город защищает знаменитый Форт Сент Анджело, выстоявший три месяца против мощной турецкой армады.
Ежегодно осенью в Витториозе проходит поистине волшебный праздник. Его целью является демонстрация архитектурно-исторической красоты города. И происходит это в романтичной манере: на один уикенд в году здесь исчезает электричество, и город освещается миллионами свечей. В эти часы можно совершить невообразимо романтичную прогулку по старинным улицам и даже – сделать предложение руки и сердца!


Фото: viewingmalta.com

Сенглея (Исла) – укрепленный город на востоке Мальты, в Большой гавани. Сегодня здесь проживает 2964 человек. Остров, на котором находился город, во времена рыцарей соединили землей с мостом, ведущим в Коспикуа. В результате теперь он расположен на полуострове. В далеком прошлом этот район был известен как охотничий. Свое название Сенглеа получил в честь своего основателя – Великого Магистра Клода де Ла Сенгле (1553-1557), который присвоил поселению статус города.
В 1311 году здесь основали часовню Святого Юлиана. Она стала первым зданием будущего города. 8 мая 1552 года был заложен камень в основание форта Святого Михаила. Работа над фортом закончилась в 1553 году. Следующее десятилетие рыцари укрепляли город стенами.
Сенглея – самый маленький из Трех городов, заслужил во время Великой осады титул «Непокоренного города». Несмотря на грандиозные разрушения, по приказу Великого Магистра он был отстроен заново. В 1581 году город стал приходом, посвященным Рождеству Богородицы. Во время ежегодной фесты в честь Девы Марии процессия несет по улицам города статую Девы Марии, известную в народе как «Иль Бамбина». Мария Бамбина считается покровительницей Сенглея.
В 2010 году Сенглея получил награду «Превосходное европейское туристическое направление» за успешное развитие водного туризма. Самым популярным спортом здесь является регата.

Подробная информация - здесь.

Мдина - город тишины


Город-крепость Мдина – древняя столица Мальты. Этот средневековый город, окруженный сплошной стеной, расположен на холме в центре одноименного острова. Мдина была заселена финикийцами примерно в 700 году до н.э.
Мдина – один из лучших в Европе образцов слияния архитектуры древности и средневекового барокко. Из всех церквей острова Мальта Кафедральный собор Святого Павла в Мдине представляет собой наиболее выдержанный образец мальтийского барокко.
Сегодня здесь проживает всего примерно 300 человек. Город тих и спокоен, его называют «Городом тишины». Сюда запрещен въезд автомобилей, не принадлежащих жителям города.
Больше информации о Мдине - здесь.

Мальтийский крест в России


Фото: St. John's Co-Cathedral, Valetta

Мальтийский крест принят рыцарями Ордена св. Иоанна в качестве своей официальной эмблемы в 1126 году.
А вы знали…что Мальтийский крест ненадолго был включен императором Павлом I и в состав герба Российской империи?
В тексте «Манифеста о полном гербе Всероссийской империи», утвержденного им 16 декабря 1800 г., говорилось: «Восприяв Титул Великого Магистра Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, соединили МЫ и Крест Ордена сего с Гербом НАШИМ». Однако этот Манифест не был напечатан, а после смерти Павла I, Александр I указом от 26 апреля 1801 г. повелел употреблять Государственный герб без креста Иоанна Иерусалимского.
Мальтийский крест появился также в некоторых российских дворянских гербах (как правило, в знак награждения главы семейства во времена Павла I орденом св. Иоанна Иерусалимского): князей Аргутинских-Долгоруких, баронов Вельго, графов Орловых-Денисовых, графов Голенищевых-Кутузовых-Толстых и др.
И ещё. Мальтийский крест сохранился с павловских времён в гербах пригородов Санкт-Петербурга – Павловска и Гатчины.

Больше информации о Мальтийском кресте и его истории – здесь.

5 мест, которые нужно посетить на Мальте

Мдина
собор
© Фото Marius Roman
Время почти не изменило этот древний город. С высокого холма во все стороны света открываются завораживающие мальтийские пейзажи. На старинных улочках Мдины средневековые замки соседствуют с архитектурой барокко, а места, овеянные религиозными сказаниями, причудливо вплетены в вереницу уличных кафе и ресторанов.
Collapse )

Мальтийские реликвии

Почти 120 лет главные святыни Мальтийского ордена: фрагмент Сущего Креста Господня, правая рука Иоанна Крестителя и икона Филермской Богоматери находились в России под покровительством императорской семьи. Началась эта история с Павла I, который был большим почитателем Ордена и после взятия Мальты Наполеоном в 1798 году принял изгнанных с острова рыцарей под свое высочайшее покровительство, за что и был провозглашен ими Великим магистром.

В этом же году рыцари перевезли в Санкт-Петербург десную руку Св. Иоанна Крестителя, а еще через год – фрагмент древа Животворящего Креста Господня и Чудотворный образ Филермской Богоматери. Передача святынь Павлу состоялась 12 октября 1798 г. в Гатчинском дворце и была обставлена пышной торжественной церемонией. Император в парадном облачении Великого магистра самолично принял десницу, внес ее во дворцовую церковь и поместил в специальную нишу, в которой также были размещены и две другие реликвии.

Фото 1 - император Павел 1

Collapse )

История Мальтийского Ордена от создания до начала Великой Осады

Земля Палестины, где жил, умер и воскрес Иисус, всегда считалась Святой Землёй. Столетиями люди с запада совершали паломничество к Гробу Господню и другим святым местам. Даже когда Иерусалим первый раз попал в руки мусульман в VII в., и для паломников, особенно индивидуальных, возникли препятствия, паломничество продолжалось. Для таких паломников Карл Великий открыл в Иерусалиме приюты. Однако в начале XI в., с приходом новых мусульманских властителей, ситуация изменилась. С паломниками стали плохо обращаться и всячески их беспокоить. В конце концов, халиф Хаким Фатимит, фанатик и безумный тиран, в 1009 г. сравнял Гроб Господень с землей и разрушил все христианские святыни.

06905778
Через тридцать лет после смерти Хакима нескольким купцам из Амальфи (в Италии) удалось восстановить приюты и церковь Гроба Господня. Однако, препятствия на пути паломников и христиан в Палестине устранены не были. Такая ситуация будоражила Европу, и многие европейские князья – авантюристы, подстрекаемые пламенными призывами английского проповедника Петра Пустынника и Папы Урбана II, соблазнялись отправиться в Крестовый поход и отбить святые места у сарацин. Первая попытка Крестового похода, предпринятая в 1096 г., окончилась печально, но следом выступило новое войско и продолжило борьбу в 1097 г. На этот раз поход был удачным и через два года Иерусалим пал к ногам христиан.
Такой удачный поворот событий вдохновил амальфианскую конгрегацию превратиться в «госпитальеров», служителей иерусалимского бенедиктинского госпиталя, посвященного святому Иоанну Крестителю, и сплотиться вокруг своего лидера – брата Герарда Саксонского. Он был бенедиктинцем, расширившим конгрегацию и превратившим ее в Орден Святого Иоанна Иерусалимского (1110-1120 гг.). Благодарные лорды и князья, излечившие свои раны в госпитале, вскоре стали помещать часть своего имущества во вновь основанный Орден, не только на месте, но и в дочерние отделения, позднее образовавшиеся в разных частях Европы. В 1113 г. Папа Паскаль II взял Орден под свое покровительство и в награду за его служение придал ему в лице брата Герарда новый более воинственный статус. Подлинный документ, удостоверяющий этот важный момент в истории Ордена, находится в Мальтийской Библиотеке. В нем написано: «Папа Паскаль II жалует своему почтенному сыну Герарду, основателю Госпиталя в Иерусалиме, грамоту об учреждении Ордена Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского по ту и эту стороны моря, в Европе и в Азии».

С возобновлением войны с сарацинами некоторые рыцари Ордена стали воинами, они вместе с новыми последователями сформировали основу Ордена Рыцарей Храма или тамплиеров. Этот Орден вскоре получил большую силу и значимость, когда его рыцари были призваны для непосредственной борьбы с мусульманами. Многие форты и замки, построенные тамплиерами в Палестине, Сирии и Иордании за годы этой борьбы, сохраняли важное стратегическое значение.
Тем не менее, Крестовый поход 1147 г. закончился неудачей, и необходимые силы для следующего собрались только к 1189 г. В этот раз среди прочих лидеров находился король Ричард I Английский, названный вскоре Львиным Сердцем, благодаря которому, в основном, и был достигнут успех. Однако распри между вождями вредили Ордену больше, чем усталость от сражений. Рыцарская доблесть, лежавшая в основе Крестового похода, начала тускнеть, и скоро Ричард
 остался один в своей борьбе. Его твердость и стремление к поставленной цели, вместе с огромной энергией и самопожертвованием привели к победе в битве при Акре. Однако это было последним, что он смог сделать. Вскоре Ричард покинул Палестину, и его отъезд означал конец всего Крестового похода.
После перемещения тамплиеров на Кипр в 1191 г., рыцари госпитальеры, больше занимавшиеся уходом за ранеными и больными, взяли в руки оружие, чтобы защитить паломников на их пути в Святую Землю. Упрочил военное значение Ордена его второй глава Раймон де Пюи. Он первым стал именоваться Гроссмейстером (1125-1158 гг.) и продолжил наращивать силу, влияние и власть Ордена. Теперь Орден стал носить характер рыцарского, но его члены давали три монашеских обета: целомудрия, послушания и бедности.
Однако, после того как мусульмане, развернув очередные активные действия, в 1291 г. захватили последние владения христиан, и пребывание в Палестине стало невозможным, Орден переместился на Кипр. Однако это было неудачным решением, поскольку на Кипре у Ордена не было возможности реорганизоваться и совершенствоваться. Более того, ситуация ухудшалась тем, что тамплиеры, перебравшиеся на остров столетием ранее, были охвачены жаждой власти, исповедовали идеи масонства, плели тайные интриги, идя вразрез с идеалами Ордена. Все это заставляло Рыцарей Ордена искать новое пристанище.
Орден получил Родос - очень плодородный и один из наиболее прекрасных островов Средиземноморья. Другим важным фактором было то, что его геологическая структура представляла много мест, где рыцари могли строить необходимые укрепления, а также большое количество крепкого строительного материала. С поселением на новом месте, тогдашний Гроссмейстер, Фуке де Вийаре (1305-1319 гг.), вполне справился с реорганизацией, и Орден продолжал развиваться, базируясь на тех же старых обетах целомудрия, послушания и бедности.
Рыцари Ордена разделялись на пять групп. Первыми были Рыцари - Воины Справедливости (Military Knights of Justice) , преобладавшие в Ордене. Все они являлись аристократами, по крайней мере, в четвертом поколении, что подтверждалось тем, что это были сыновья известнейших фамилий Европы. Их всех без исключения призывали в Орден только после внимательного рассмотрения. Кандидаты, прошедшие испытание, проходили обряд посвящения в Рыцари с большой помпой. В сопровождении Рыцаря Большого Креста, проводившего их посвящение, они проходили с непокрытой головой в оружейную палату и облачались соответственно их новому статусу. Их товарищи приглашали их в зал Подворья, где они садились на ковер, постеленный на земле, и получали хлеб, соль и стакан воды. Рыцарь, возглавлявший церемонию, позднее в честь новых Рыцарей и их друзей давал банкет, также позволявший почувствовать аскетизм, соответствующий церемонии. Новые посвященные на год становились послушниками, после чего привлекались Конвентом – главной структурой Ордена для военной службы. Каждый год службы носил названия «караван». После трех таких «караванов» Рыцарь получал, по крайней мере, на два года место в Конвенте. Выполнив подобным образом свои обязанности в Ордене, Рыцарь был волен вернуться домой в Европу, но мог быть вызван Гроссмейстером в случае необходимости. Рыцари из первой группы могли выдвинуться на высокие должности Бейлифа, Командора или Приора.
Вторая группа Рыцарей оставалась для духовной службы в качестве Капелланов Послушания (Chaplains of Obedience). Обычной для них являлась служба в госпиталях или орденских церквях, однако, они полностью не освобождались и от службы в «караване». Эти Рыцари могли быть избраны на должность Приора или даже Епископа Ордена.
Третью группу составляли Служащие Братья (Serving Brothers), призывавшиеся для военной службы из уважаемых, но не обязательно аристократических родов.

102129505_large_4085248_0_49603_28076914_XL
Четвертую и пятую составляли Почётные Рыцари, различавшиеся по степеням Рыцари - Магистры (Magisterial Knights) и Светлейшие Рыцари (Knights of Grace), избиравшиеся Гроссмейстерами.
Другая классификация основывалось на национальности, по которой Рыцари принадлежали к одному из восьми «Языков». Это были: Арагон, Овернь, Кастилия, Англия (с Ирландией и Шотландией), Франция, Германия, Италия и Прованс. Наличие трех французских «Языков» было неслучайным, поскольку французы численно значительно преобладали в Ордене.
Руководство осуществлялось Гроссмейстером, избиравшимся Рыцарями на основании многолетней успешной службы на высших должностях. Гроссмейстер был также Президентом Верховного Совета, в состав которого входили также: Епископ Ордена, Приоры, Бейлиф, Рыцари Большого Креста и Деканы «Языков». В то время как Верховный Совет исполнял обычные административные функции, Общее Собрание членов Ордена созывалось раз в пять лет, а иногда и раз в десять лет. Об этих собраниях сообщалось за год, что давало возможность «Языкам» и отдельным Рыцарям подготовить к рассмотрению проекты реформ.
Эмблемой Ордена был восьмиконечный крест, введенный Гроссмейстером Раймоном де Пюи, символизировавший восемь добродетелей (Beatitudes), четыре стороны креста также означали четыре добродетели: Благоразумие, Умеренность, Мужество и Справедливость. Клятвы, даваемые Рыцарями при вступлении в Орден, придавали ему религиозный характер. Новопосвященные должны были обнять и поцеловать друг друга в знак дружбы, мира и братской любви. Отныне они именовали друг друга «братьями».
С переходом Родоса от византийцев в управление Ордена, Рыцари начали добиваться признания своей независимости. Все христианские силы и католические нации стали рассматривать Орден в его полном определении как Суверенный Военный Орден Святого Иоанна Иерусалимского. В связи с этим Гроссмейстер стал именоваться Князем Родоса. Орден продолжал расти в более мощную и богатую организацию знати, связанной целибатом и обязательствами помогать бедным, лечить больных и вести постоянную войну против мусульман в Средиземноморье. Эту последнюю клятву соблюдать неукоснительно было невозможно, поскольку, располагаясь на острове, Рыцари не могли продолжать успешные операции на суше. Несмотря на это, они продолжали запасать и сохранять своё вооружение, включая кольчуги и пластинчатые доспехи, как самих себя, так и для своих лошадей. Каждый Рыцарь имел трех лошадей: боевую, скаковую и вьючную, а также содержал слуг, несших щит и знамя. Помимо того, Рыцари вскоре начали строить больше галер и других судов, что делало возможным усилить атаки на вражеские морские пути из Турции и вблизи неё. Через некоторое время Рыцари приобрели мореходный опыт и другие способности, позволявшие им превратиться в христианских корсаров.
Хотя дух Крестовых Походов был надолго утрачен, и христианские государства стали поддерживать мирные отношения с мусульманами и монгольскими захватчиками, Орден никогда не покидало чувство опасности для христианства, и он соблюдал свою клятву бороться с исламом, вне зависимости от наличия или отсутствия союзников. Первой морской операцией на счету Родосских Рыцарей стало уничтожение в 1312 г. малым отрядом, возглавляемым самим Гроссмейстером Фуке де Вийаре, ранее бывшим одним из адмиралов Ордена, 23 турецких каботажных судов. Вскоре, соревнуясь с ним, Главнокомандующий (Grand Commander) Альберт Шварцбург, поддержанный генуэзскими корсарами повел объединенный флот из 24 галер и победил 50 турецких судов из Эфеса. Не прошло и года, как он же с восемью судами Ордена и шестью генуэзскими галерами разгромил флот из 80 турецких судов.
В 1334 г. в Авиньоне был заключен союз между королем Франции, Венецией, флотом Папы и королем Кипра для попытки под знаменем Рыцарей Ордена разжечь огонь Крестового Похода. Между тем, они в морском сражении уничтожили турецкий флот в заливе Смирны и принудили сам город к сдаче. Казалось, что XIV в. каждая из наций на стороне христиан стремилась броситься на мусульман, а орден возглавлял эти акции или предоставлял свои корабли. Галеры Рыцарей Ордена, на которых они совершали стремительные и бесстрашные атаки, не допуская возможности поражения, были популярны в Европе. Сообщения об их подвигах публиковались на больших листах в Неаполе, Марселе и Венеции и становились легендарными. Но для галер требовались сильные люди. Они заполнялись рабами-гребцами, воинами, моряками, а также нагружались вооружением и провизией, так что часто негде было лечь спать. Не было защиты от палящего солнца, дождя и морской воды. Залитые во время внезапного шторма продукты становились негодными к употреблению, люди болели. После успешных операций, галеры становились еще более переполненными пленниками и трофеями. Подвиги Ордена тех времен продолжали удивлять, даже учитывая ослабление Ордена в противостоянии могуществу ислама. В 1347 г. Фра Арнальдо де Перес Торес Каталонский сжег сотни турецких судов у Имброса. Десятью годами позже объединенный флот Ордена и Венеции под командованием Раймона Беренже, (будущего Гроссмейстера в 1365-1374 гг.) уничтожили 35 мусульманских судов. В 1361 г. один из адмиралов Ферлино д’Айраска во главе эскадры с помощью христианских корсаров захватил Адалию. Но наибольший успех пришел в 1365 г., когда только с 16 галерами он разграбил Александрию.
Не все акции Ордена носили исключительно военный характер. Рыцари часто становились христианскими корсарами, атаковали и захватывали мусульманские суда, возвращавшиеся в свои порты с грузами специй, шелка, золота и драгоценных камней. Добыча захватывалась, экипажи превращались в рабов для галер. В 1393 и 1399 гг. галеры Ордена прорывались в Черное море и атаковали осиные гнезда мусульманских корсаров, давно здесь существовавшие. В первый раз Рыцарей постигла неудача, они потеряли Гроссмейстера Эредиа и многих Рыцарей, попавших в руки врагов. Однако, со второй попытки успех был достигнут.
Однако, все эти вылазки, какой бы ущерб они не наносили флоту мусульман и их гордости, не могли препятствовать неуклонному нарастанию их мощи в XV в.
Началом перелома стал захват египетскими мамелюками Кастельроссо - изолированного поста Рыцарей в 1440 г. Враги на 19 судах обложили сам Родос, однако Рыцари в главе с Гроссмейстером Жаном де Ластиком (1437-1454 гг.) отразили атаку и преследовали противника до Анатолии, где высадились на берег и перебили 700 человек. В 1444 г. была произведена новая попытка осадить Родос, которую Рыцари также отбили. Однако, в этот момент над христианством нависла угроза со стороны турок под предводительством Мехмеда II Фатиха Завоевателя. Начав с захвата Константинополя в 1453 г., он за четыре года захватил также острова Кос, Лемнос и Лесбос.
Эти успехи мусульман создавали вокруг Родоса ряд потенциальных баз для атаки на остров и штаб-квартиру Рыцарей. В 1462 г. Общее Собрание Ордена специально собралось для обсуждения этой ситуации. Вывод был такой, что Родос хорошо укреплен и эти укрепления являются хорошей поддержкой для флота. Два года спустя Папа попытался поднять объединенный флот против мусульман. Однако, вследствие внутренних разногласий все христианские державы отказались. Отныне Орден оставался один перед лицом исламской угрозы.
В 1480 г. Родос снова был осажден, но рыцари сумели выстоять, хотя и понесли значительные потери.
Орден получил передышку, когда после смерти Мехмеда II в 1481 г. его сыновья начали бороться друг с другом. Под руководством Гроссмейстера Пьера д’Обюссона (1476-1503 гг.) Рыцари использовали это время для укрепления своих сил, насколько это было возможно. Подтверждением этого стал захват Адмиралом Людовикусом ди Скаленге большого числа турецких судов в 1502 г. Пятью годами позже Орден добился своей величайшей победы в беспощадной битве с объединенным мусульманским флотом у Александретты. Однако это была последняя победа Рыцарей и конец пребывания Ордена на Родосе, продолжавшегося более двух столетий.
Сулейман Великолепный, внук Мехмеда II, могущественный султан османов ни на минуту не забывал об Ордене. Он всегда восхищался доблестью Рыцарей и после воцарения на троне уважительно относился к ним и к их новому Гроссмейстеру Филиппу Вийеру де л’Иль Адаму (1521-1534 гг.). Однако такие чувства не мешали ему продолжать дело своих предков, стремясь сбросить Рыцарей с Родоса. Он выждал время, собирал силы и начал свою атаку на Родос в 1522 г. Флот Ордена в этот момент находился в состоянии переподготовки и был ослаблен. Чтобы не распылять силы, л’Иль Адам снял своих рыцарей с кораблей и укрепил гарнизон острова. Сулейман осадил Родос. Огромной турецкой армии противостояло 600 рыцарей и около 7000 солдат. После полугода осады, истощенные и полуголодные Рыцари, потерявшие большинство солдат и 240 «братьев», преданные одним из них, д’Амаралом, были принуждены капитулировать на рождество 1522 г. Отважная оборона разбудила благородство Сулеймана, и он не только разрешил Гроссмейстеру вместе с оставшимися Рыцарями беспрепятственно покинуть Родос, но и оказал им почести, когда они уходили с острова на свои галеры.
Орден был побежден, но не обесчещен. Его высокий престиж был сохранен, и хотя Орден находился в расстройстве, это давало шанс восстановиться и продолжить борьбу. Но было одно неотложное дело – найти новое пристанище.
Император Карл V Испанский, носивший и корону Священной Римской Империи, под властью которого находились также Кастилия, Арагон, Бургундия, австрийские владения дома Габсбургов, Нидерланды, Люксембург, Сардиния, Сицилия, большая часть Италии и испанские владения в северной Африке и Новом Свете, пригласил Орден Святого Иоанна использовать Сицилию в качестве временного пристанища в поисках нового дома.

Order-of-Malta-Armorial-Bearing
Рыцари водрузили своё знамя в своём временном монастыре в Сиракузах. Они взяли с собой всё, что смогли забрать с Родоса, включая галеры, многие из которых находились в частной собственности рыцарей. И Орден, и отдельные рыцари для постройки своих крупных судов использовали различные европейские верфи, и случилось так, что 1 января 1523 г., когда произошла эвакуация с Родоса, в Ницце была спущена на воду каракка «Санта Анна», которая была построена для Ордена. Она была отправлена в Сиракузы и присоединилась там к остаткам флота. Будет нелишним подробнее рассказать об этой каракке, поскольку ей пришлось сыграть немаловажную роль в истории Ордена.
Каракки были тяжелыми судами, использовавшимися для перевозки войск и снаряжения, а также прочих грузов, которые нельзя было перевозить на галерах. Они были, конечно, не столь подвижны и быстры, однако лучше вооружены, что делало их очень полезными как дополнение к основному флоту. «Санта Анна» имела 132 фут. (40,2 м) в длину и 40 фут. (12,2 м) в ширину, надпалубные надстройки возвышались над ватерлинией на 75 фут. (22,9 м). Она могла принимать на борт 4 т. грузов и запасы для полугодичного плавания. Помимо всего прочего, на этом судне были мастерская для обработки металла, пекарня и церковь. Вооружение составляли 50 длинноствольных пушек и большое число фальконетов и полупушек, арсенал вмещал личное оружие для 500 человек. Судно имело экипаж из 300 человек, но могло разместить дополнительно еще до 400 легких пехотинцев или кавалерию. Однако, наиболее важной особенностью «Санта Анна» была металлическая обшивка, устойчивая к пушечным ядрам. Это было первое судно, вооруженное и защищенное подобным образом в те времена. Орден имел также еще три другие каракки: «Санта Катерина», «Сан Джованни» и «Санта Мария», захваченную ранее у мусульман.
Поскольку все Рыцари не могли собраться в Сиракузах, возникли и другие временные лагеря, организованные в Кандии, Мессине, Чивитавеккиа, Витербо, а также в соседней Франции в Вильфранш и Нице. Периодически совет собирался в Сиракузах на борту «Санта Анна». Естественно, наиболее часто обсуждаемым вопросом на этих встречах были поиски нового пристанища. Однако Гроссмейстер де л’Иль Адам полагал, что до того, как искать новое место, следовало найти помощь и поддержку для атаки и освобождения Родоса. В поисках такой поддержки он переезжал от одного европейского двора к другому. Поскольку представительство французских Рыцарей в Ордене было наибольшим, первым обратились за помощью к королю Франции. Однако, Франциск I больше был заинтересован получить поддержку Сулеймана против своего противника – Карла V. Куда бы ни обращался л’Иль Адам, он всюду получал отказ. Казалось, что хотя уважение к Ордену сохранялось, однако популярностью он уже не пользовался. Возможно потому, что Орден, сохранявший верность Папе и своей клятве сражаться только с неверными, не мог быть полезен для решения чьих-либо национальных интересов. Тем более, что национализм в то время становился главной доминантой в европейских делах. С другой стороны, вся Европа содрогалась от страха перед Сулейманом Великолепным, который за время своего правления, не только покорил народы Персидского залива и побережья Красного моря, но также достиг со своими армиями Белграда и Будапешта, выведя свою Оттоманскую Империю на вершину славы. Лишь когда л’Иль Адам добрался до короля Англии Генриха VIII, он получил несколько иной ответ. Его позиция не отличалась от прочих, к тому же английский монарх собирался жениться и по своим матримониальным делам тогда уже начал свою тяжбу с Папой, поэтому Орден предстал в Англии в дурном свете. Однако, Генриха VIII с большим почетом принял л’Иль Адама в дворце Сент Джеймс и в конце передал ему оружие и амуницию на сумму 20000 крон. Сумма была значительной, но это было очень небольшой помощью для проекта, поскольку Гроссмейстер ожидал помощи судами и войском. Позже 19 орудий, данных королем Англии, были взяты на Мальту Рыцарем сэром Джоном Саттером в январе 1530 г., а потом использовались для защиты Триполи. Недавно одно из этих орудий было поднято со дна гавани Фамагусты (Кипр). Оно было идентифицировано, поскольку вместе с эмблемой Тюдоров имело и герб Гроссмейстера.
Л’Иль Адам вернулся на Сицилию очень разочарованным. Он понимал, что придется оставить планы атаки на Родос, а также то, что Рыцари все больше стали интересоваться мирскими делами и нарушать обеты. Праздность влекла их организацию к упадку. Он понял, что если новый дом не будет в скором времени найден, Орден, скорее всего, распадется.
О его волнениях и разочаровании, разделяемых и Рыцарями, стало известно и Карлу V. После нескольких лет пребывания Ордена на Сицилии ему казалось неудобным оставлять Рыцарей без своего внимания. Тогда кто-то убедил его передать Ордену Мальту и соседний остров Гоцо. Император был склонен согласиться. Он знал, что эти пустынные скалистые острова, лишенные растительности, со скудными почвами и недостатком воды он не мог как-либо использовать. Однако, он хотел получить что-нибудь взамен. Он не имел в виду деньги, но хотел сбросить со своих плеч тяжелую ношу. Мальта всегда была мишенью для пиратских рейдов, что делало обладание ей еще более бесполезным. Но еще большую головную боль ему приносил Триполи, и он прилагал большие усилия для поддержки этого христианского анклава среди мусульманских государств Северной Африки. Почему бы не передать его защиту рыцарям в качестве оплаты за переселение на Мальту? Эта идея пришла к нему и была им предложена Ордену.
Л’Иль Адам не обрадовался такому предложению. Он сразу понял, какие проблемы оно принесет. Но он не отказался окончательно. Время шло быстро, и даже само его пребывание на Сицилии зависело от расположения императора. Наконец, он попросил время для того, чтобы собрать сведения о Мальте. Однако, когда он их получил от экспедиции, незамедлительно отправленной на Мальту, то был еще более встревожен. Остров Мальта, как сообщалось в рапорте, является горой из мягкого песчаника около семи лиг (30 км) длиной и трех-четырех шириной (15 км). Ее пустынная поверхность покрыта 3-4 футами ( ок. 1,5 м) почвы, очень каменистой и непригодной для земледелия. Где это возможно, мальтийцы выращивают хлопок и тмин, которые они меняют на зерно, а также культивируют некоторые фрукты. За исключением нескольких родников, здесь нет проточной воды, и 12 тыс. жителей на Мальте и еще 5 тыс. на Гоцо – по большей части крестьяне, живущие в примитивных деревнях. Здесь есть только один город, являющийся столицей. Для защиты существуют только два замка, где обитатели находят убежище во время пиратских набегов. Представленная мрачная картина имела только одно светлое пятно, рапорт убеждал, что остров Мальта имеет две обширные гавани, способные вместить большое количество галер. Это давало военно-морским силам Ордена хорошие базы, а л’Иль Адам не мог не думать о том, что имущество Ордена теперь могло пополняться в основном за счет корсарства. Это требовало кораблей и, соответственно гавани. Это обстоятельство было единственным позитивным в его раздумьях. Тем не менее, л’Иль Адам не принял бы предложения императора при других обстоятельствах, но теперь они оказывали большое давление на его решение. Другое обстоятельство, на которое нельзя было не обратить внимание, заключалось в том, что некоторые Рыцари уже начинали покидать Конвент, возвращаясь в ослабленные дочерние отделения (Командории) в Европе, и это могло служить первым признаком дезинтеграции Ордена. Оскудение Ордена не оставляло выбора, л’Иль Адам принял предложение.

91831
Документ в виде рескрипта Карла V, в настоящее время представленный в Национальной библиотеке Мальты, предоставленный л’Иль Адаму, гласил: «передаются Рыцарям для того, чтобы они могли свободно исполнять свою Священную Обязанность на благо всего христианства и применять свои силы и войска против вероломных врагов Святой Веры, - острова Мальта, Гоцо и Комино в обмен на предоставление ежегодно на день Всех Святых (1 ноября) сокола Карлосу, вице-королю Сицилии». Подразумевался и обязательный, хотя и не отмеченный специально, сомнительный «подарок» в виде Триполи.
Когда мальтийцы узнали об этом, они были справедливо возмущены, так как в 1428 г. король Альфонсо V Арагонский подтвердил их старинные привилегии, заплатил 30000 золотых флоринов, сумму, за которую нуждающийся монарх заложил острова дону Гонсальво Монрою, и клялся на четырех Евангелиях, что Мальтийские острова никогда не будут переданы другому владельцу. Довольно забавно, что эта Великая Грамота Мальтийских Вольностей в настоящее время также представлена в Мальтийской библиотеке рядом с упомянутым рескриптом Карла V. Мальтийцы послали посольство с протестом к вице-королю Сицилии, но когда оно прибыло, галеры Ордена уже были в Сиракузах, а Гроссмейстер л’Иль Адам уже был обличен властью над Мальтой через своего представителя - бейлифа. 26 октября 1530 г. Гроссмейстер л’Иль Адам и его Рыцари отбыли на каракке «Святая Анна» к Большую Гавань Мальты, к их новому дому.
Большая часть мальтийского населения тогда переживала трудные времена. Их жизнь была рутинной изнурительной борьбой за существование, сопровождавшейся постоянными нападениями мусульманских корсаров, захватывавших людей в рабство. Этим людям было все равно, кто управлял их страной. Однако было также меньшинство, включавшее большинство знатных фамилий и граждан, выросших свободными, которое быстро осознало, что с приходом Рыцарей они могут потерять свои политические права. Они сразу начали смотреть на Рыцарей с подозрением. Такая позиция мальтийцев тоже отразилась в подмеченной мальтийским историком «надменности Рыцарей», прибывших на Мальту. Скорее всего, это можно объяснить тем, что одни ожидали прибытия Рыцарей, увитых лаврами многочисленных подвигов, но быстро распространялась и молва о том, что многие из них нарушали свои обеты и целибат, склонялись к масонству, как это произошло с тамплиерами. Такие представления частично поддерживались и духовенством, опасавшимся новых правителей, находившихся под прямой протекцией Папы. Кроме того, многое из своего имущества Рыцари не взяли на Мальту, они привезли только святую икону, содержащую руку св. Иоанна, серебряный крест для процессий, хранящийся в соборе Мдины, и некоторые ритуальные облачения и предметы. Наиболее важные вещи, которые они не могли оставить и которые прибыли с ними, ныне хранятся на Мальте. Предполагалось, что Рыцари начнут все сначала. И они начали.
Более 400 лет мальтийцы управляли страной сами посредством автономной коммуны, называвшейся Университа, представленной четырьмя членами, носивших звание «Джиурати» (высших членов муниципалитета) под председательством Капитана Жезла (della Verga). Он так назывался из-за жезла, который всегда носил перед ним паж, а также по-арабски именовался титулом Хакем. Эта должность была выборной, однако стала практически наследственной в семействе Де Нава, хозяев форта Сан-Анджело. Наличие парламента должно было гарантировать привилегии мальтийцев, и они надеялись, что такое положение не будет изменяться.
Гроссмейстер л’Иль Адам официально вступил во владение Мальтой в Мдине, средневековом городе, бывшем тогда столицей острова. Процедура инвеституры была проведена с большой помпой и церемониями, в которых принимали участие также и важные члены мальтийского общества. Но кульминация наступила, когда л’Иль Адам проследовал к городским воротам под балдахином, который несли Джиурати, и присягнул на великом кресте собора и кресте Ордена сохранять привилегии и обращаться с островами, как было обещано королем Арагона и Сицилии. После этого Капитан Жезла преклонил колени, поцеловал Гроссмейстеру руку и передал серебряные ключи. Это означало, что ворота города открыты, и Гроссмейстер мог войти в них под салют и звон колоколов.
Мдина была единственным мальтийским городом. Ее название означало по-арабски укрепленный город. Но в 1428 г., после того, как мальтийцы выразили недовольство своему владетелю королю Арагона и Сицилии Альфонсо V по поводу того, что он, нуждаясь в деньгах, заложил остров своим аристократам, король принял их протест и подтвердил их старинные привилегии. По этому случаю он назвал Мдину «благородным драгоценным камнем в своей короне», и мальтийцы стали именовать свой город Нотабиле, хотя название Мдина сохранилось в обиходе.
Предполагалось, что Рыцари сделают единственный город своей штаб-квартирой. Но вместо этого, они обосновались в Биргу, маленькой деревушке, находящейся, однако, на берегу Большой Гавани под защитой форта Сан-Анджело. Они сделали свой выбор, поскольку в Биргу могли держать свои корабли и морские службы под рукой на случай необходимости. Хотя деревня Биргу была неудобной и неприспособленной для их построек, Рыцарей это не остановило, и они незамедлительно стали делать все необходимое. На узких улочках Биргу они начали строить свои Подворья, по одному для каждого Языка. Где это было возможным, они арендовали помещения, как делали это на Родосе. Также они продолжали возводить укрепления и оснащать их на случай возможного нападения. Биргу уже располагала великолепной церковью Св. Лаврентия, возведенной в 1090 г. при дворе Роджера Нормандского и украшалась все эти годы. Рыцари превратили ее в главную церковь Ордена.
Л’Иль Адам, понимая необходимость оборонных сооружений, начал работы по усилению форта Сан-Анджело. Эта крепость, защищавшая Большую Гавань, служила этой цели еще при карфагенянах, а потом и при римлянах, византийцах, норманнах, анжуйцах и арагонцах. Гроссмейстер придавал важное значение этому форту, сам обосновался в нем, поселившись в доме, построенном около ста лет назад для семьи Де Нава, хозяев форта, а также перестроил старую часовню, посвятив ее св. Анне. Также велись работы на стенах Мдины, которая, оставаясь столицей острова, также нуждалась в укреплении.
Это было хорошее начинание, без сомнения обсуждавшееся среди большинства островитян, по-прежнему сомневавшихся в перспективах Ордена на Мальте. Однако через некоторое время отношение стало улучшаться.
Особенно помогал сближению Рыцарей и мальтийцев праздник Сретения. На этом ежегодном событии 2 февраля приходские священники Мальты и Гоцо встречались с Гроссмейстером и дарили ему украшенные свечи. Гроссмейстер обращался с речью к собравшимся о насущных делах и обсуждал с ними возможности сотрудничества светской власти и церкви на благо народа.
Орден начал чеканить монеты: скудо, тари, карлино и грано. Эти названия сохранились на Мальте и пять столетий спустя.
Строительство давало мальтийцам много работы, хотя в каждом орденском Языке и были свои рыцари, воины, священники, механики, военные инженеры и моряки. Все эти новоприбывшие перемешивались с народом, но вносили новый смысл в жизнь островитян.
Л’Иль Адам должен был быть довольным, так как переезд Ордена на Мальту проходил, как казалось, успешно. Но он не был доволен, поскольку не выбрасывал из головы Родос и надеялся, что однажды сможет отбить свой бывший дом. Его надежды окрепли, когда его галеры первый раз вышли от Мальты, чтобы противостоять мусульманам. Пять галер Ордена под командованием Адмирала Бернардо Сальвати с двумя генуэзскими судами внезапно атаковали турецкий флот у Модона и уничтожили его. Затем они захватили город и вернулись на Мальту с добычей и 800 турецкими пленниками. Немного позже, Сальватти вместе с великим генуэзским адмиралом Андреа Дориа атаковал Корон.
Эти две морские акции подняли дух л’Иль Адама и доказали доблесть Ордена, что было особенно важно для его будущего на Мальте. Однако, стали возникать сложности другого рода. После пререканий с Папой, английский король Генрих VIII в 1532 г. провозгласил сам себя главой Англиканской Церкви и стал чинить препятствия для дальнейшего развития английской ветви Ордена. Это отразилось в том, что на Мальту стали прибывать молодые английские аристократы, присланные Верховным Приором. Членами Английского «Языка» были аристократы, родившиеся в Англии, Шотландии или Ирландии и вложившие часть имущества в соответствующую командорию или монастырь. Однако некоторые из прибывших в это время на Мальту рыцарей не могли документально подтвердить это. Для тех, кто присоединялся к Ордену л’Иль Адам дал возможность в течение полугода получить такие документы, однако для кандидатов и новоприбывших Общее Собрание потребовало немедленного предъявления таких документов. В результате многие были вынуждены вернуться обратно, а транспортные издержки должен был оплатить Верховный Приор.
Однако более всего беспокоило л’Иль Адама неподчинение субординации среди некоторых молодых Рыцарей, которые уже не обучались под строгой властью Ордена и отбивались от рук. Некоторые из них своим безрассудством переступали все допустимые рамки. В связи с этим Общее Собрание добавило дополнения к дисциплинарному кодексу. Статья гласила: «Если кто-либо входит в дом гражданина без приглашения и без согласия хозяина или нарушает порядок во время народных празднеств, танцев, свадеб и подобных случаев, тот будет лишен двух лет старшинства («стажа» службы) без надежды на прощение. Кроме того, если кто-либо днем или ночью станет ломать двери или окна домов граждан, тот будет также еще и отбывать наказание, такое, какое будет наложено Гроссмейстером». Практически невозможно было предотвратить дуэли среди вспыльчивых и задиристых юнцов, всегда готовых нанести оскорбление сопернику и почитавших личную храбрость всем прочим достоинствам.
Л’Иль Адам умер 21 августа 1534 г. Его сменил итальянец Пьетро дель Понте, который тоже скончался год спустя. Тоже случилось и со следующим Гроссмейстером французом Дидье де Сен Жайе, умершим в 1536 г.

Источник:
1. Attard J. The Knights of Malta. PEG ltd. San Gwann. 1995

Конец «рыцарской эпохи»: Мальта в тени великих держав

image001_120
В 1792 г. по решению французского революционного правительства были отчуждены владения ордена иоаннитов, и мальтийские рыцари лишились основного источника доходов. Тем самым падение рыцарского государства было предрешено. Европу это нисколько не печалило: опасность турецкого завоевания давно миновала, и в экзотических охранниках на Средиземном море никто больше не нуждался.

С другой стороны, стратегическое значение Мальты было очевидно всем великим державам, и в качестве военной базы ее рады были использовать Австрия, Испания, Англия и,  конечно, Франция. Имелись и другие заинтересованные страны. Рыцари, говоря сегодняшним языком, после отказа основного спонсора начали искать потенциального партнера. Серьезный интерес к Мальте проявили российский император Павел I и США; русские давно держали там в руках многие нити, что было хорошо известно Европе.

ph08857

В 1794 г. переговоры с США ни к чему не привели, а тем самым открылись пути для России; вопрос о Мальте, казалось, решился. Но в 1797 г. Директория, то есть французское правительство, вновь рассмотрело положение вещей, и Талейран счел разумным опередить других. А именно, сначала перекрыли источник доходов (1792), а теперь пора аннексировать задыхающееся государство (1798). Требование Наполеона снабдить его флот пресной водой (с. 51) было не более чем уловкой, но эту уловку поддержала сильная профранцузская группировка в рыцарской среде и население. Каким путем пошла бы Европа, если бы на Мальте оказались русские?

Ремесла на Мальте

Basket Weaver (1)

Ремесла в последние несколько лет здесь возродились. Не только потому, что так ремесленники делают интересные сувениры, но также и из-за их большой культурной ценности для островов. Некоторые ремесла, такие, как вязание, плетение корзин и кружев, имеют долгую историю.

Making Bizzilla

Другие ремесла, такие как ткачество и гончарное дело, уходят корнями в доисторические времена. «Спящая дама», найденная в Гипогее представляет собой глиняную статуэтку, выполненную с утонченным мастерством. Фигурка эта, символ необыкновенного наследия народа, тесно переплетена с сознанием своей этнической идентичности у мальтийцев. В храмах Таршина археологи также нашли фрагменты выкрашенного в красный цвет льняного полотна. Эти ткани доказывают, что доисторические островитяне были умелыми ткачами.

Арабы завезли на Мальту хлопок где-то в районе 870 года, также как и свои ткацкие навыки и краски. Производство хлопка стало одной из ведущих отраслей в сельской местности, и оставалось таковым до начала 19 века. Во времена рыцарей, гозитанское хлопковое полотно очень ценилось в континентальной Европе.


Maltese Glass

Занятия ткачеством, вышивкой и кружевоплетением всячески поощрялись, часто церковью. Жизнь на Гозо, и в сельской местности на Мальте была не такой легкой, и ремесла стали основным источником дохода для семей селян. И с таким мастерством изготовлялись в 17 веке эти текстильные изделия, что Великие Магистры не раз запрещали ношение вышитых и изящных изделий, сочтя их слишком фривольными, и несовместимыми с религиозным призванием Ордена.

Но что поистине процвело при рыцарях - так это ювелирное ремесло. Самые драгоценные изделия, производившиеся на Мальте - это филигрань и ювелирные украшения. Сегодня мальтийские золотых дел мастера преуспевают, их работы экспортируются во все крупные города загранице

@http://www.visitmalta.com @http://www.viewingmalta.com